victor_i_ya (victor_i_ya) wrote in momo_capor,
victor_i_ya
victor_i_ya
momo_capor

Момо Капор, Белешке jедне Ане

Продолжпю переводить Капора. На этот раз отрывок из "Записки одной Анны"

Но, милые мои белградские девчонки, как дорого вам обойдутся эти развлечения! Как все это выйдет боком! Сколько раз вы будете вставать по ночам, словно лунатики какие-нибудь, и менять пеленки, потом вдруг бросите взгляд на часы, а его все нет и нет; сколько раз вы будете шмыгать носом на кухне, роняя слезы в пассированную морковку! Прошу вас, развлекайтесь, ведь это все, что будет хорошего в ваших однообразных жистянках, только об этом вы и будете вспоминать, поправляясь – килограмм за килограммом, потому что какой-то придурок поведал, дескать, муж ведется на жратву – черта с два он ведется на это варево! Вы будете каждое утро смотреться в зеркало, но саму себя не узнаете, и лишь спросите: «Кто здесь?». Вас станут звать: старая, тетка, мать, бабуля… Вам скажут, ваша песенка спета, пока вы будете с помощью ложки для обуви влезать в прошлогодний купальник. Вам выйдут боком все те развлечения, когда вы приходили в семь, в дьявольски обтягивающей одежде, в облаке парфюма, молодые, исполненные каких-то сладких ожиданий, когда вы подходили к уличным часам, опаздывая минут на 15 и спрашивали: «Куда мы сегодня», а он, доставая из кармана билеты в кино, ментоловые леденцы и миндаль в шоколаде, вел вас смотреть на коллективное самоубийство звезд, с головой кидающихся в устье Савы и Дуная; смотрел на вас как-то так, в запахе свежескошенного сена балансировал на самых опасных оградах Калемегдана над бездной в два с половиной километра, а после вел на танцы в «У Звезды» и держался совсем близко, еще ближе, касаясь солнечного сплетения и грудной клетки (по системе «сближение»), ваша спина целиком помещалась ему в руку, а волосы – в левую ноздрю; вспомните, как он планировал программу пребывания в вашем собственном городе, словно вы – королева Елизавета, как каждый вечер был «на арене», и как другие, уже располневшие, женщины завистливо смотрели на вас, набивая рот кремом из пирожных, пока вы в полседьмого пролетали мимо кафе «Лондон», перебегали улицу на красный свет, пока клялись, что никогда не растолстеете, никогда не будете носить серые фланелевые костюмы и туфли, из которых свисают ноги, как крем из корзиночек, никогда, никогда, никогда – но вот пришло это время, не все коту масленица, теперь вы – те, что смотрят на других девчонок, перебегающих перекресток у «Лондона» и счастливо проходящих на запрещенный свет, пока ваш родимый муж спит, накрыв лицо газетой, а вы не знаете, что сделать с этим субботним, таким долгожданным выходом в город, которого так долго ждали, и который превращается в ничто, прах и пепел, в скуку, в огромный величественный зевок и фразу: «Старушка, такие вещи больше не для нас».
Поэтому, милые мои прелестницы, продайте подороже свою единственную бессмысленную жизнь! Развлекайтесь до потери пульса, действуйте им – будущим соням – на нервы, пока не свихнутся! Требуйте невозможного! Ухмыляйтесь им в лицо, пока они будут разгадывать секрет новой застежки на лифчике! Получайте удовольствие от того, как трясутся у них руки, как они притворяются, дескать, все по барабану, а сами не могут расстегнуть. Не открывайте им секрет, пусть мучаются, - все равно ведь вы за это потом тысячу раз заплатите. Заставляйте их ходить на руках, умолять, драться с шпаной ради вас, пусть у них пропадают билеты на премьеру, потому что вот именно сегодня вам не хочется в театр. Будьте хитрыми: пусть подыхают, пусть потеряют работу, завалят все экзамены, да пусть их черт поберет, ведь вы за все потом заплатите и еще как! Посылайте их ровно в тот момент, когда, не знаю как намучившись, они одолжат ключи от какой-нибудь жалкой хаты и в глазах у них потемнеет, скажите им, что именно сегодня вам хочется разглядывать витрины или что-нибудь в этом роде, возвращайте нетронутые котлеты по-киевски в роскошных местах, делайте из них дураков, требуйте, чтобы оригинальности ради они прыгали в фонтан как раз в тот день, когда на них новый костюм, а не захотят прыгать – называйте их обывателями, заставьте бегать с вами босиком под апрельским дождем, потому что никогда больше вы не будете так бегать по теплым лужам, босые, юные и сумасшедшие, вот увидите – чтоб мне сдохнуть, если не увидите!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments